Шахматный портал webchess.ru
WWW.WEBCHESS.RU
Шахматный портал      Добавить в избранное
     Сделать стартовой
в начало  | Шахматная библиотека  | КНИГИ  | обратная связь  | Download  | Ссылки  | Поиск new  | Поддержка проекта
                 
Принимаем Z-PAYMENT



История шахмат
История шахмат

МИХАИЛ БОТВИННИК (1911-1995), чемпион мира 1948-1957, 1958-1960, 1961-1963 гг

Даже при самом поверхностном ознакомлении со статьями и воспоминаниями
"патриарха" советских шахмат любой читатель невольно обращает внимание на два
обстоятельства - замечательную целеустремленность автора и его колоссальную
"государственность". Первое из этих качеств Ботвинника достойно всяческого
уважения, однако выходит за рамки нашей темы, а вот второе...
"Государственность" Ботвинника до сих пор вызывает неоднозначные оценки.
Был ли Ботвинник убежденным "сталинистом", или он просто использовал систему с
максимальной выгодой для себя? Рассмотрим факты, исходно заставляющие нас
поднимать этот вопрос.

В конце тридцатых годов Ботвинник уже считался реальным претендентом на
первенство мира: велись переговоры о его матче с Алехиным. Однако, в 1940 году
лидер советских шахмат терпит тяжелую неудачу в очередном чемпионате страны.
Первые два места поделили Бондаревский и Лилиенталь, Смыслов был третьим, Керес
- четвертым, а Ботвинник с Болеславским поделили пятое и шестое места. Было
объявлено о проведении матча на первенство СССР между двумя победителями
турнира. Далее цитируем самого Ботвинника.

"... Одновременно послал письмо Снегиреву, где иронизировал по поводу того,
что чемпионом страны, то есть лидером советских шахмат, должен стать победитель
матча Бондаревский - Лилиенталь (оба они - шахматисты большого таланта, но
высших шахматных достижений у них не было), в то время как у Кереса или у
Ботвинника уже были крупные достижения в международных турнирах.
Снегирев и сам сознавал, что этот матч для противоборства с Алехиным
значения не имеет; он понял мой намек и взялся за дело, - как всегда, бесшумно
и энергично. Как он сумел убедить начальство - не знаю, он этого не
рассказывал, но месяца через два было объявлено об установлении звания
"абсолютного" чемпиона и проведении матч-турнира шести победителей чемпионата в
четыре круга. Смысл, который вложил Снегирев в понятие "абсолютный", был ясен:
именно абсолютный чемпион СССР должен играть матч с Алехиным".
Неудивительно, что И.Бондаревский всю жизнь ненавидел Ботвинника! Удивляет
другое: в отличие от многих (что греха таить!), занимавшихся подобными "делами",
Ботвинник не стеснялся открыто писать об этом в своих книгах. То есть, похоже,
он не видел в таких действиях ничего зазорного!

А теперь вернемся чуть назад, в год 1938-й, когда Керес являлся гражданином
независимой еще Эстонии. Организаторы АВРО-турнира в Голландии рекламировали
свое соревнование в качестве неофициального турнира претендентов. Победили
тогда, как известно, Керес и Файн (с учетом дополнительных показателей главный
приз вручили Кересу). Юный эстонский гроссмейстер сразу по окончании турнира
вызвал Алехина на матч, однако чемпион на вызов отреагировал невнятно, и,
фактически в тот же вечер, вступил в переговоры с Ботвинником. Почему?
Объяснение простое. Еще до начала АВРО-турнира, несмотря на амбиции
голландцев, Алехин заявил, что готов встретиться в матче с любым достойным
кандидатом, который сумеет обеспечить приз в 10.000 долларов. А Ботвинник
заручился в этом вопросе поддержкой самого Молотова (Ботвинник откровенно пишет
об этом в своей книге "К достижению цели"), и Алехин естественно предпочитал
вести переговоры с претендентом, финансовая обеспеченность которого
гарантируется властителями огромного тоталитарного государства.

Мы сейчас на стыке эпох: по времени и по характеру событий мы вернулись в
новую историю, однако анализ ведем применительно к Ботвиннику - одному из
столпов новейшей истории шахмат. И вот какой вывод напрашивается в свете
последнего рассмотренного нами эпизода: со становлением советской шахматной
школы западному претенденту-одиночке уже практически невозможно конкурировать со
ставленником советских властей в вопросе вызова чемпиона - и организационные, и
финансовые возможности советского претендента гораздо шире.

Началась Вторая мировая война, и переговоры о матче Алехин - Ботвинник
прервались на несколько лет. Разошлись на время пути Ботвинника и Кереса: первый
оказался за Уралом, в эвакуации, а второй - на оккупированных немцами
территориях. Оба сохраняли шахматную форму: в отношении Ботвинника действовал
особый указ Молотова, призывавший "сохранить тов. Ботвиннику боеспособность по
шахматам и обеспечить должное время для дальнейшего совершенствования", Керес
играл в немецких турнирах. В 1943 году Алехин даже предлагал Кересу сыграть матч
на первенство мира, но эстонец отказался, посчитав неподходящими время и
обстоятельства. Грустная, даже страшная ирония: Керес еще не понимал, что на
самом деле для него как для претендента самыми подходящими были как раз военные
годы.

Заканчивается война. Возвращается в советское подданство Керес.
Возобновляются переговоры между Алехиным и Ботвинником.
И вот факт, о котором уже даже Ботвинник никогда не говорил вслух.
Несколько лет назад историк шахмат Ю.Шабуров обнаружил в Государственном архиве
России "Проект плана подготовки М.М.Ботвинника к матчу с Алехиным". Сей
"достойный" документ полностью опубликован журналом "The Chess Herald" (1/94) и
содержит немало любопытного. Особо бросается в глаза фраза: "Закрытый матч с
Кересом (20 партий)", и далее: "Необходимо обеспечить участие Кереса".
У Кереса, игравшего в годы войны в немецких турнирах, были в то время
неприятности с НКВД, и его можно было заставить делать что угодно, в том числе и
играть двухмесячный закрытый матч с целью подготовки Ботвинника к борьбе за
мировое первенство, хотя сам Керес, как официальный победитель АВРО-турнира,
имел не меньше прав на матч с Алехиным, нежели Ботвинник.

Некоторые авторы сегодня склонны утверждать, что именно Керес в те годы
должен был рассматриваться в качестве главного кандидата. Нам кажется, что этих
авторов заносит в другую крайность, нежели Ботвинника, написавшего в своих
воспоминаниях: "Керес после матч-турнира сорок первого года (на звание
абсолютного чемпиона СССР. - В.С.) не имел особых прав..." На самом деле
Ботвинник, один из победителей Ноттингема и абсолютный чемпион СССР 1941 года, и
Керес, победитель АВРО-турнира, объективно в 1946 году располагали
приблизительно равными правами. Но если до войны Алехин предпочитал Ботвинника,
как претендента, финансировавшегося Москвой, то после войны, с переходом Кереса
в советское гражданство, Алехин вообще не имел возможности выбора между этими
двумя кандидатами! Примечательный нюанс: при старой системе розыгрыша первенства
мира (если это можно называть системой!) чемпион мог иметь дело лишь с одним
советским гроссмейстером, который являлся ставленником Кремля, а всем остальным
вести какие бы то ни было переговоры попросту не разрешалось.

Ботвинник утверждал, что "против Кереса он никогда не интриговал". А может
он и впрямь не находил в своем поведении ничего непристойного? Ведь писал он в
бесчисленных книгах и статьях, что главным результатом своих многолетних усилий
считает завоевание титула чемпиона мира по шахматам гражданином СССР. При этом,
себя он всегда рассматривал в качестве наиболее подходящего для великой цели
кандидата и полагал (возможно, искренне), что коллеги обязаны ему помогать. Если
существует такой тип мышления, должны же существовать и его носители! Оставим
эту тему: нам не хотелось бы объяснять то, что лежит за пределами нашего
понимания.

Алехин умер, и необходимость в закрытом матче Ботвинник - Керес отпала.
Как мы уже упоминали, конгресс ФИДЕ 1947 года принял прогрессивные решения, в
результате которых все возможные претенденты попали в русло формализованной
борьбы за шахматную корону.

Матч-турнир на первенство мира прошел при пяти участниках (Ботвинник,
Смыслов, Керес, Решевский и Эйве; Файн отказался - он оставил практическую
игру), причем, трое представляли Советский Союз, а Эйве фактически оказался
статистом, набрав в итоге лишь 4 очка в 20 партиях. Внимательный читатель уже,
конечно, догадывается, о чем сейчас пойдет речь.

Утверждения, будто Керес умышленно проиграл в матч-турнире Ботвиннику
четыре партии подряд, чтобы реабилитировать себя за военные грехи, звучали уже
неоднократно. Однако, чтобы делать подобные заявления, необходимо быть в
состоянии доказать их правомочность. Да и вообще, нам кажется, что турнир тот
сложился для Ботвинника удачно, и победил он заслуженно. А если бы события
развивались иначе, и Решевский захватил лидерство в матч-турнире, позволили бы
Советы американцу победить? Иными словами, мог ли в принципе Решевский победить
в 1948 году, или он уже самой системой был обречен на поражение?

Можно со всей определенностью утверждать, что, если в матч-турнире и не
было договорных партий, то они несомненно были бы, если бы потребовалось
помешать Решевскому занять первое место. Чтобы показать, что подобные методы
были вполне в стиле советского руководства, призовем в свидетели самого
Ботвинника.

Вот как описывает Ботвинник в своей книге "К достижению цели" концовку II
Московского международного турнира 1935 года:
"Наконец подошел и последний тур. Мы с Флором наравне. Я должен играть
черными с Рабиновичем, Флор - с Алаторцевым.

Стук в дверь, и входит Николай Васильевич Крыленко.
- Что скажете, - спрашивает он, - если Рабинович вам проиграет?
- Если пойму, что мне дарят очко, то сам подставлю фигуру и тут же сдам
партию...
Крыленко смотрит на меня с явным дружелюбием:
- Но что же делать?
- Думаю, что Флор сам предложит обе партии закончить миром; ведь нечто
подобное он сделал во время нашего матча...
Я хитро усмехнулся.
- К тому же он может бояться, что Рабинович мне "сплавит" партию.
Тут же заходит С.Вайнштейн: Флор предлагает две ничьи. Крыленко просиял..."

А теперь "сцена времен самого матч-турнира". После двух кругов, сыгранных в
Гааге, Ботвинник уверенно лидировал, опережая Решевского на полтора очка.
Предстояли заключительные три круга в Москве. Сразу после переезда в Москву
Ботвинник был приглашен в ЦК партии на заседание его секретариата. Вот как
описывает эту сцену со слов самого Ботвинника В.Дворкович ("64"; 5/98):
"- Не думаете ли вы, что американец Решевский станет чемпионом мира? -
спросил Ботвинника А.Жданов, считавшийся в те годы вторым лицом в партии. - Как
бы вы посмотрели, если бы советские участники вам проигрывали нарочно?
- Я потерял дар речи... - вспоминает Ботвинник. Но, несмотря на его
категорический отказ, партийные бонзы проявили настойчивость и согласились лишь
на то, чтобы оставить этот вопрос открытым..."

Заметим, что после этого разговора в третьем круге Ботвинник проиграл
Решевскому, однако еще больше увеличил отрыв от него, поскольку Смыслов и Керес
победили американца, но проиграли Ботвиннику. Конечно, и это еще ничего не
доказывает. Повторяем: мы не хотим ставить под сомнение победу Ботвинника в 1948
году, однако уверены, что в случае надобности Жданов отдал бы соответствующие
указания уже в форме неукоснительного приказа.
Неудивительно в свете сказанного, что второй президент ФИДЕ швед Фолке
Рогард всегда выступал против матч-турниров на первенство мира, проекты которых
и впоследствии выдвигал Ботвинник в качестве альтернативы матчам, правда, лишь в
определенных случаях.

Внимательный читатель может заметить некоторую противоречивость в нашей
позиции: сперва мы ставили под сомнение целесообразность определения чемпиона в
матчевом единоборстве, а теперь отрицаем матч-турнир, как форму выявления
сильнейшего. Дело в том, что мы пока воздерживаемся от готовых рецептов, а лишь
анализируем недостатки различных систем. Да и времена меняются...
Анализируя эпоху Ботвинника, необходимо затронуть проблему матч-реваншей:
именно благодаря им первый советский чемпион мира имеет столь внушительный
послужной список, что мы вправе говорить об "эпохе Ботвинника в шахматах".
Тема эта заслуживает специального обсуждения. Прежде всего, вспомним имена
"калифов на час" - великих шахматистов, отбиравших у Ботвинника корону, но,
увы, лишь на один год...
 


  Дата публикации: 2005-09-24 08:26:59
  Прочитано: 17930
  Текущая оценка: 37  Оценить  +1  -1

ДАЛЬШЕ: ВАСИЛИЙ СМЫСЛОВ (1921 г. р.), чемпион мира 1957 - 1958 годов



0.035171031951904
Яндекс.Метрика